images/2021/Feb2021/15/IMG-20210215-WA0011.jpg

Сергей Назаров: «Прирост китайского турпотока можно связывать только с российскими регионами»

15 февраля 2021 17:52:21
Что будет с Санкт-Петербургом после возобновления турпотоков, кому выгодно введение электронной визы и почему именно сейчас надо собирать камни и восстанавливать ряды на китайском направлении.

15 февраля 2021 года. Москва. Вести Туризм.

Россия каждый месяц открывает свои границы для граждан всё новых стран, постепенно возвращаются полётные программы, правительство, авиакомпании и турбизнес ломают голову над безопасностью международных путешествий и паспортами здоровья.

И, конечно, в первую очередь, наша страна ждет возвращения турпотоков из дружественного Китая. «Вести-Туризм» поговорил о том, как обстоят дела с подготовкой к постпандемийной «оттепели» с председателем Совета директоров компании «Чайна Трэвел», членом Совета Ассоциации «Мир без границ» Сергеем Назаровым.

Вести Туризм. Сергей Павлович, обратили внимание, что Вы набираете менеджеров для работы на въездном направлении. Стоит ли это воспринимать как сигнал к подготовке к приему китайских туристов? Ведь ваша компания уже 24 года работает как федеральный оператор по российско-китайскому направлению?

Сергей Назаров. Да, действительно, мы с недавних пор набираем новых сотрудников. Но это связано не столько с тем, что в ближайшее время китайское направление будет открыто, сколько с тем, что за время пандемии мы потеряли довольно много ценных работников. Потому что уже год, как закрылся Китай, и, естественно, нам нужно восстанавливать ряды. Всё когда-нибудь закончится, и мы должны быть готовы к продолжению деятельности в полном объёме.

Договорную кампанию с отелями, с музеями, с поставщиками услуг никто не отменял. Тем более, что мы сейчас готовим новые программы для китайских туристов – на будущее. Поэтому, естественно, нам нужны знающие, толковые, опытные сотрудники.

Да, наша компания работает по китайскому направлению уже 24 года, и 17 из них мы непосредственно связаны с приёмом китайских туристов в России. И, естественно, мы намерены эту деятельность продолжать. А значит, нужно готовиться к открытию китайского направления. Хотя, по самым оптимистичным прогнозам, это случится не раньше середины или конца лета.

ВТ. Как Вы считаете, с введением единой электронной визы что-то изменится в распределении китайского турпотока, спроса, географии путешествий китайских туристов? Или китайцы всё же предпочтут традиционные путешествия коллективом по безвизовым спискам?

СН. Введение электронных виз – конечно же, большой шаг вперёд в развитии въездного туризма в Россию. Мы как федеральный оператор приветствуем это. Но, с другой стороны, должен сказать, что для нас это станет очередным вызовом. Потому что электронные визы дадут многим туристам большую самостоятельность. И, естественно, ожидается значительный прирост въезда индивидуальных туристов в Россию – именно по электронным визам.  И, что логично, эти туристы постараются, прибыв в нашу страну, не обращаться за помощью в организации своей поездки к туроператорам. Это, в целом, чревато снижением организованного турпотока, тем более, что, по нашим ожиданиям, после пандемии число индивидуальных туристов из КНР и само по себе вырастет.

Тем не менее, мы придерживаемся мнения, что туризм по безвизовым спискам будет продолжаться. И, возможно, при уменьшении количественных показателей, понадобится помощь российских туроператоров в обеспечении индивидуальным туристам качества услуг, отвечающих требованиям безопасности в постковидный период.

Мы убеждены, что сохраним свои объемы на китайском рынке и, более того, постараемся, по возможности, их нарастить. Ну, а электронные визы – это для нас шанс показать себя и в умении обслуживать даже тех туристов, которые изначально не планировали обращаться к туроператорам.

ВТ. По какой визовой системе для вас как крупного принимающего туроператора удобнее работать?

СН. Естественно, нам как принимающему туроператору удобнее работать по безвизовому списку, по межправительственному Соглашению и по визам обычным, которые люди получают на основе приглашения, нами высылаемого. Но, повторюсь, электронные визы увеличивают количество людей, которые могу посетить нашу страну, и уменьшают количество формальностей, что само по себе способствует росту турпотока.

ВТ. Электронная виза для въезда в Российскую Федерацию может стать многократной. Об этом 2 февраля заявил директор консульского департамента МИД России Иван Волынкин (пока единая электронная виза является однократной и действует для граждан 52 иностранных государств). Повлияет ли это нововведение, по вашим прогнозам, на сезон лето-осень-2021 в России, учитывая всё ещё непонятную ситуацию с границами, тестами, вакциной?

СН. Думаю, что введение многократных электронных виз в Россию – дело совсем не ближайшего будущего: в этом году этого, скорее всего, не случится. Даже если в этом году откроют границы с Китаем, на текущий сезон это никак не повлияет. Во-первых, для прохождения подобного решения потребуется значительное время. А во-вторых, люди просто не успеют воспользоваться такой визой не один раз. А поскольку вполне вероятно, что сезон с Китаем откроется ближе к осени, я полагаю, что существенного влияния на организованный туризм по межправительственному Соглашению это не окажет.

ВТ. Что с турпродуктами? Будут ли новинки для китайцев? Или стандартно буду предлагаться Москва и Санкт-Петербург? Планируете ли вы включать в программу пребывания турпродукты из регионов?

СН. Мы сейчас направили все силы на то, чтобы существенно расширить ассортимент турпродуктов для гостей – не только из Китая, но из Китая в первую очередь. Как вы правильно отметили, основная масса китайских туристов, при всём разнообразии линейки, всё равно приезжает в Москву и Санкт-Петербург – самые востребованные туры идут именно в эти города, мы, тем не менее, считаем, что будущее развития туризма – в регионах.

Санкт-Петербург уже до пандемии работал на пределе своих возможностей: в сезон не хватает гостиниц для размещения туристов, огромный поток затрудняет бронирования билетов в музеи: он превышает пропускную способность музеев.

Москва находится в чуть лучшем положении. Но и ей в сезон приходится нелегко, особенно если говорить о самом востребованном музейном комплексе – Московском Кремле.

И, естественно, мы сейчас в союзе с нашими региональными партнёрами подбираем те маршруты, которые будут интересны нашим китайским гостям.  Просеиваем всё это очень тщательно, смотрим на то, чтобы маршруты соответствовали стандартам, принятым в Китае, были адаптированы для китайских туристов и отвечали тем требованиям к безопасности, которые будут предъявляться в постпандемийный период. Это для нас сейчас одна из главных задач.

ВТ. Последние несколько месяцев и федеральные, и региональные представители турбизнеса, работающего с Китаем, под эгидой ассоциации «Мир без границ» развивают тему «Акселератора China Friendly» для российских регионов. Вы как свою роль видите в этом проекте?

СН. В проекте «Акселератор China Friendly» мы видим себя в качестве федерального оператора. Наша компания обладает бесценными знаниями и опытом работы с китайским рынком. В этом плане мы можем помочь региональным туроператорам адаптировать маршруты, которые они разрабатывают, для китайских туристов. Мы знаем, как это построить. Готовы дать свои предложения регионам и по ценовой политике. Тут мы выступаем даже не посредником, а медиатором между китайскими отправляющими компаниями и региональным туроператорами в России, готовыми предоставить свой продукт для китайского рынка.

На нас ложится огромная ответственность по отладке взаимодействия между сторонами, и в наш опыт в этом, безусловно, пригодится. Мы постараемся уберечь компании, только-только выходящие на китайский рынок, от типичных ошибок, совершаемых новичками, причём и с той, и с другой стороны. Это касается и валютных рисков, и некоей, я бы сказал, восторженности по отношению к китайским туристам: подскажем, как правильно организовать работу на местах. Посоветуем нашим российским партнёрам и как оптимизировать расходы, сделав при этом продукт более благоприятным для восприятия китайскими туристами.

ВТ. Международный выездной китайский туризм в Россию составляет лишь 1% от общего турпотока из Поднебесной. Как и за счет чего, по вашему мнению, можно увеличить этот процент? Каковы основные проблемы России в позиционировании себя на международной туристической арене?

СН. Сложный вопрос. При этом, на мой взгляд, ситуация достаточно понятная – несмотря на то, что мы как ближайшие соседи Китая могли бы рассчитывать на значительно большие цифры и проценты. Ведь мы имеем очень протяжённую общую границу, у нас давние добрососедские отношения и в плане политическом наши страны очень близки.

Но есть, конечно, определённые сложности. Они связаны, в первую очередь, с проблемами нашей туристической инфраструктуры. Москва и Санкт-Петербург сегодня принимают большую часть туристов из Поднебесной. К тому же, Санкт-Петербург и в обычные годы полон туристов из Европы, из других стран мира, и город вряд ли готов к приёму большего потока гостей из Китая в ближайшем будущем.

Поэтому прирост количества туристов из КНР мы можем связывать только с российской провинцией. Но нашим регионам предстоит ещё пройти очень длинный путь, чтобы быть к этому готовыми. Есть регионы, которые практически готовы – у них имеется определённый опыт, есть и те, которые ещё не знают, что такое китайский туризм. Но, как правило, восприятие того, каким будет туризм из Китая в ближайшее время, у всех несколько не соответствует реалиям. 

Начнём с того, что в регионах, которые уже работали с Китаем, недостаток инфраструктуры (гостиниц, транспорта) пытаются нивелировать повышением цен на услуги – особенно в сезон, и это чаще всего негативно сказывается на количестве приезжающих. Происходит естественный отбор: кто в состоянии оплачивать, тот и приедет, а нет – так нет. Вместо того, чтобы улучшать сервис и добавлять количество дополнительных услуг, увеличивая таким образом количество туристов – как индивидуальных, так и групп, включается «отбор» с помощью ценовой политики.

Другие регионы, наоборот, пытаются всеми силами привлечь китайских туристов – предложить им максимально льготные финансовые условия. Но при этом часто возникает проблема адекватности услуг и условий запросам китайских туристических компаний и китайских туристов. Во многих случаях это, так скажем, просто перекраивание программ, созданных для внутрироссийского рынка, под иностранцев.

То время, которое сейчас у нас осталось до открытия границ с Китаем, до возобновления туризма в Россию из КНР, мы должны, я полагаю, максимально посвятить подготовке к работе в новых условиях: провести ревизию туристических программ, адаптировать их к условиям китайского рынка. И совместно с китайскими туроператорами – нашими партнёрами – предложить их (пока в режиме онлайн) на суд китайских туристов. Провести тщательное исследование ценовой политики, поняв, как её следует строить после открытия границ. И разобравшись, что будет востребовано: куда люди захотят ехать? Что будет в приоритете – какие-то новые программы или всё пока начнётся с классических направлений?

Думаю, что какое-то время те, кто поедут первыми, будут всё же стремиться пройти уже изведанными маршрутами. Но где-то уже через полгода-год, мне представляется, в приоритете окажутся несколько иные направления, отличающиеся от исходных, допандемийных трендов на китайском рынке.

Я намеренно сейчас не называю территории, которые потенциально могут востребованы для китайского туризма. Многие из российских регионов сейчас готовы пересмотреть свой подход в новых условиях. И возможности получить определённую часть турпотока из Китая есть у большинства из них.

-0-

КИ

Добавить комментарий


подписаться на новости

Пожалуйста, включите javascript для отправки этой формы

Вести туризм © 2011 - 2021 All rights reserved
Используемые на сайте фотографии взяты из открытых источников