images/2020/Nov2020/19/thm.jpg

Светлана Ануфриенко. О развитии территорий, или «А не Хуснуллин ли наш вице-премьер?»

19 ноября 2020 12:33:06
Генеральный директор ТАРР размышляет о проблемах выхода из кризиса туристического рынка и устойчивого развития территорий.

Очевидно, что мировой туризм переживает сегодня беспрецедентно худшие времена. Рыпается и бьется как птица в клетке новых ковидных ограничений и локдаунов.

Самое печальное и проблематичное здесь (кроме самой болезни, разумеется) не то, что вы или ваши друзья куда-то не поехали…  А то, что по этой причине более 100 миллионов человек по всему миру за год остались без работы, доходов и перспектив. И это уже целые судьбы.

Простои, банкротства, утраченные рабочие места… – есть ли выход из этой ситуации?

А может быть, стоит сдвинуть фокус, принять данность и сосредоточить внимание, рабочие силы, финансы и энергию на чем-то ином?

Как известно, проблема не решается на том уровне, на котором она возникла. Порой не решается она и в той парадигме, в которой появилась.

Европейские власти, к примеру, уверены, что туризм со временем восстановится, но это будет совсем другое «существо». Еврокомиссары пока же советуют всем проникнуться теорией «устойчивого развития» и быстрее начать приспосабливаться к новым условиям жизни.

Сосредоточить высводившиеся людские силы на целях устойчивого развития (ЦУР), пока туризм в застое, за счет этого же создать новую и надежную основу на будущее, когда турпотоки восстановятся  – очень разумно и актуально сегодня для всего мира и для нашей страны.

Напомним, что несколько лет назад ООН провозгласила набор целей (ЦУР), которые необходимы для реализации всеми государствами,  всеми предприятиями и всеми людьми к 2030 году, если мы в будущем хотим жить долго и счастливо.

Касаются цели всех жизненно важных аспектов: экологии, экономики и социальной сферы. Они подразумевают устойчивое развитие территорий, создание среды достатка и благополучия и, в частности, тесно связаны со всем тем, что является базисом и предпосылками для устойчивого развития туризма.

Сегодня актуальность этого особо ощутима для России еще и потому, что, поездив по регионам страны, наши соотечественники нередко остаются разочарованными. Красивые реки и горы соседствуют с унылой городской средой, утлыми деревеньками и неприглядным бытом. Подобная ветошь, как минимум, омрачает впечатление от природных красот и достопримечательностей, кого-то отталкивает, у кого-то отзывается душевной болью,  вопросом «Можно ли что-то здесь исправить?». Короче говоря,  вряд ли кто-то остается равнодушным. Но и отгораживать туристов забором от не вполне ухоженных и благополучных  территорий в регионах нашей страны тоже не стоит.

Конечно, мы хорошо понимаем, что есть два способа организации туристского пространства.

Первый  – создание курортов для отдыхающих и четкое выделение курортных зон из окружающей среды: огораживание в прямом смысле. Этот вариант чаще встречается в экономически слабых странах с низким уровнем жизни. Отели за забором, вход по пропускам, контраст обстановки внутри и снаружи. При этом окружающая территория остается, скорее всего, неразвитой, депрессивной, с низким уровнем жизни местного населения в целом.

Второй вариант – комплексное развитие территорий (города-курорты): в первую очередь, для самого местного населения, а также для комфортного приема туристов. Модель подразумевает интеграцию туристских объектов в общую среду, комплексное развитие инфраструктуры, формирование атмосферы и ценностей благополучия, вовлечение в них местного населения. Следствием этого логично становится повышение качества жизни, рост предпринимательства, инвестиции, приток населения.

Местные – уже не обслуживающий персонал, чувствующий пренебрежение, не люди второго сорта, ждущие туриста с кошельком. А благополучные хозяева радушного дома,  для которых не зазорно, а достойно принять и обслужить гостей. Это совсем иной подход и основа для истинного гостеприимства.

Тут сразу же вспоминается золотой принцип роскошной сети Ritz: «Дам и господ обслуживают дамы и господа».

Для регионов России, по сути, только сейчас серьезно входящих в курортный девелопмент, идти по первому варианту – заведомо проигрышно.

Богатая природа и культурное наследие регионов, чтобы в полной мере ими насладиться, не предполагают отгораживания, а, напротив, требуют максимальной интеграции и открытости среде.

Тем более перед регионами сегодня стоит столько насущных задач, что грех разделять: тут развиваем территории для туристов, а тут для местных. Ведь надо  так, чтобы для всех.

Возникает справедливый вопрос: как же так сделать? За счет каких сил и ресурсов?

Мы привыкли в туризме, хоть бы и на примере профильной ФЦП, что была до 2018 года: для развития проектов в регионах должно быть государственно-частное партнерство со стороны федерального центра, регионов и частного инвестора. С участием государственных структур, по опыту, было как-то ясно, а вот с частным инвестором нередко было все нехорошо. То уходили они из проектов, то непросто было их найти и привлечь. Объяснима эта переменчивость. Туризм – бизнес низкомаржинальный. Туркомпании как инвесторы слабы. Инвестиции в туризм – долгие, выгода –  сомнительная. Патриотизмом пришедшие предприниматели не отличаются, чувства приверженности к территориям не испытывают, а руководствуется, что и понятно, холодным расчетом.

Так что схема слабая, не рабочая.

Но жизнь подсказывает другой, хороший ответ: территорию должен развивать тот, кто ее и так развивает, зависит от нее и никуда с нее по разным причинам не уйдет.

Я говорю о новой модели партнёрства, где участниками являются федеральные органы власти (или иные федеральные структуры), региональные (муниципальные) органы, сама территория, обладающая туристским потенциалом, и бизнес-структуры (крупные российские или международные холдинги, корпорации), которые ведут на этой территории деятельность.

Относительно туризма деятельность корпораций – непрофильная. Это промышленные, ресурсодобывающие, перерабатывающие предприятия, которые являются системообразующими в определенной местности, связаны с ней, зависят от нее и имеют обязательства по ее развитию, несут корпоративную социальную ответсвенность и ответсвенность за реализацию Целей устойчивого развития в рамках своей работы.

Яркий пример тому: Мурманская область, город Кировск, горный массив Хибины – территория, обладающая высоким туристским потенциалом, и горнолыжный курорт. Участники государственно-частного партнерства здесь: федеральные структуры, муниципальные органы власти и холдинг «ФосАгро».

Холдинг имеет градообразующие предприятие в Кировске и обязательства по развитию местности.

Организация добывает ископаемые, производит удобрения, продает их на весь мир, при этом развивает территорию города как благоприятное общественное пространство для самих жителей, работающих на предприятии, и как курортное пространство для туристов.

За последние годы «ФосАгро» вложило в это место около пяти миллиардов рублей.

Финансовым партнером Кировска стабильно выступает федеральный Фонд развития моногородов. Недавно местность посетил председатель Правительства РФ. Это также сулит Хибинам  мощную государственную поддержку.

Ведь, разумеется, когда на территории есть устойчивый коммерческий инвестор, то получить государственную поддержку и софинансирование становится намного легче.

История про Кировск и «ФосАгро» – уникальна, скажете вы. Я бы уточнила, что не уникальна, а показательна.

Да, существенная особенность этого примера в том, что Кировск – моногород, а, следовательно, есть основное градообразующее предприятие, которое выступает инвестором, и есть государственные средства поддержки монофункциональных муниципальных образований.

Но сколько еще в нашей стране моногородов, обладающих туристским потенциалом и имеющих очень четкую, неразрывную связь с предприятиями на основе единства территории? Полно!  Конечно, не везде должен развиваться туризм.

Но существуют такие известные для туристов точки на карте, как Шерегеш Кемеровской области, Гороховец Владимирской, Ростов и Тутаев Ярославской, Елабуга Республики Татарстан, Воткинск Удмуртии и многие другие.

Это тоже моногрода, а значит, территории, вполне пригодные  для реализации указанной выше модели.

Но не только к моногородам применима эта модель.

Возможностей и оснований для развития любых территорий – масса.

Так, к примеру, недавно принятая Стратегия развития Арктической зоны до 2035 года предписывает ряду местностей Севера развитие туристских кластеров. 

При этом многие местности и на Севере, и на Востоке, и на всей территории нашей страны тесно связаны с предприятиями Газпрома, Роснефти, Росатома, Норникеля, Полиметалла и многих других структур.  Структур, которые зависят от местностей,  имеют обязательства по их развитию, ответственность по КСО и Целям устойчивого развития.

Мы все понимаем: крайне важно перелицевать унылые места и поселения регионов для комфортной жизни людей и приема туристов. Причем не имеет значения, какими именно методами, инструментами и форматами партнерства из всего возможного арсенала это будет сделано.

И, на наш взгляд, сегодня, в столь неоднозначный и сложный период,  это очень здравый и актуальный  вектор применения людских сил, высвободившихся,  незадействованных и ищущих.

Ведь туризм когда-нибудь восстановится, каким он будет – покажет время.

Но каким мы его встретим – зависит от нас.

P.S. Из последних новостей о возможностях развития территорий: по заявлению вице-премьера Марата Хуснуллина, Правительство России в скорейшем времени ждет принятие законопроекта о комплексном развитии территорий (КРТ), который позволит создавать комфортную городскую среду и преобразовать облик российских регионов.

P.P.S. Возникло предположение: а может, Хуснуллин именно тот вице-премьер, который и нужен сегодня российскому туризму?

-0-

КИ

Добавить комментарий


подписаться на новости

Пожалуйста, включите javascript для отправки этой формы

Вести туризм © 2011 - 2020 All rights reserved
Используемые на сайте фотографии взяты из открытых источников