images/2020/March2020/27.03.2020/0.jpeg

«Русская тройка»: уникальное Федоскино и подделки для туристов

27 марта 2020 00:07:14
Двухсотлетние народные промыслы в подмосковном Федоскино могут погибнуть из-за наплыва контрафакта.
Гульчачак Ханнанова, Алина Галимова

В Подмосковье, в селе в нескольких километрах от МКАД, находится уникальная фабрика российских сувенирных промыслов. Название этого села – Федоскино – не настолько на слуху у всех туристов, как Гжель со своим знаменитым фарфором или Павлов Посад с неповторимыми платками. Но стоит увидеть лаковую федоскинскую шкатулку – и сразу вспоминаются русские народные сюжеты, известные с детства: мчащиеся тройки лошадей, красавицы у ручья с коромыслом, влюбленная пара у околицы... Для иностранных туристов эти уникальные шкатулки, являющиеся культурным и историческим достоянием России – предмет особого восхищения.

Но, как  оказалось, уникальному предприятию, где трудится около 60 мастеров «золотые руки» грозит банкротство и исчезновение. Если под свою защиту его не возьмет государство. Главной его проблемой, как выяснилось, являются наводнившие рынок контрафактные копии знаменитых шкатулок, вытесняющие оригинал даже на полках самых престижных торговых центров, отелей и аэропортов Москвы.

200 лет технологии

Федоскинская лаковая миниатюра хранит традиции мастеров русского народного творчества уже более 200 лет. Первое её производство в России основал московский купец Петр Коробов еще в 1795 году, когда открыл в селе Данилкове фабрику лакирных изделий – козырьков для армейских киверов. Позже, после путешествия в Германию, он расширил ассортимент за счёт табакерок, шкатулок, бисерниц. Для красоты на коробочки начали клеить картинки, а позже, с 1814 года начали расписывать вручную, причём с использованием одной из наиболее сложных техник – живописную миниатюру, взятую в качестве образца из эпохи Возрождения.

Настоящего расцвета этот промысел в России достиг в XIX веке, когда дочь купца вышла замуж за Петра Лукутина, создателя рисовальной школы на 20 человек. Благодаря этому союзу фабрика начала процветать, и вскоре шкатулки из Федоскино стали популярны в Европе, а сама фабрика получила право ставить на изделиях клеймо в виде двуглавого орла. Тогда они стали повсеместно известны как «лукутинские».

Мастера переносили на шкатулки картины русских художников и сцены крестьянской жизни. Именно тут рождались знакомые каждому сюжеты русского народного искусства: девушка у березы, тройки лошадей, красавица с коромыслом и многие другие. На свои изделия мастера давали 100-летнюю гарантию – благодаря особому лаку, который перед использованием несколько лет выдерживали на солнце. Вот почему отличительной чертой русского лака стал ярко выраженный колорит.

В 1931 году в Федоскино была открыта школа миниатюрной живописи, где готовили специалистов по лаковой миниатюре, ростовской финифти и жостовской росписи (село Жостово с не менее знаменитыми расписными подносами находится в 7 километрах от Федоскино). Это уникальное учебное заведение дало миру сотни потрясающих мастеров, по сей день пополняющих золотой культурный фонд России.

Процесс создания уникальных шкатулок – отдельная история. Как рассказала заведующая экспозиционным залом Федоскинской фабрики Ирина Дьякова, основание их создаётся не из дерева, а из папье-маше – то есть из многих слоев картона, придающих будущим шкатулкам любую форму. Большие листы картона мастер нарезает на станке, соединяет клейстером, получает с помощью шаблона нужную форму под прессом.

После пресса шаблон убирается, а саму форму сушат в естественных условиях месяц, затем проваривают в льняном масле, окуная в него в течение часа заготовку, и отправляют в печь с температурой 120°. И затем ещё две недели форму сушат в печи.

Когда, наконец, она готова, мастер формирует корпус шкатулки, приклеивает к каждой донышко, обрабатывает края, крепит на металлический шарнир крышку. В итоге, изделие получается очень лёгким и прочным – твёрже дерева в несколько десятков раз: поэтому в Федоскино шкатулки и не делают из дерева.

Сам рисунок создаётся не сразу: перед началом работы грунтуют поверхность металлической или бронзовой краской, а потом чёрной, и это тоже один из федоскинских секретов. Дело в том, что художники наносят сюжеты на общий для всех изделий чёрный фон, и на нём тускнеют все остальные цвета. Грунт же помогает сохранить живопись.

Выбрав сюжет для росписи, живописец первым делом наносит самые крупные цветные пятна и отправляет изделие сушиться. Затем оно покрывается лаком и ставится в печь. Наждачной бумагой поверхности придают матовость, и только после такого длительного этапа подготовки шкатулка готова к нанесению рисунка.

Особое внимание деталям мастера уделяют в процессе росписи, это характерная черта данного промысла. В отличие от других школ лаковой живописи, в Федоскино используют только масляные краски. «Изюминка» мастеров фабрики – в оригинальной технике «письма по-сквозному»: использование наносимых перед росписью на поверхность светоотражающих компонентов, металлического порошка, сусального золота. Благодаря этому изображение приобретает глубину и эффект свечения.

Ещё одна уникальная технология – перламутровые вставки, которые закладывают в углубления в папье-маше. «Кусочки океанического перламутра создают эффект свечения, глубины – например, когда надо показать на шкатулке реку, покрытую льдом», – говорит одна из лучших художниц Федоскинской фабрики Любовь Краснослободцева, проработавшая на ней около 40 лет.

Технологии изготовления шкатулок не меняются на протяжении двух веков. Благодаря известности в мире, на фабрике периодически заказывают эксклюзивные вещи – например, шкатулки с портретами политических лидеров разных стран. В советское время существовала традиция вручать главам государств и дипломатам во время визитов в СССР  в качестве памятного подарка федоскинские шкатулки с их же собственным портретом. Да и сейчас по интернету на фабрику приходят порой неординарные заказы, в том числе из-за рубежа.

От фантазии — к реальности

Чтобы превратить листы картона в произведение искусства, требуется – немного-немало – примерно полгода. При этом многое зависит от сюжета и размера изделия: на роспись некоторых требуются годы! И главный исполнитель тут – конечно, художник: «штучный» талант, чьё мастерство невозможно тиражировать. Многие мастера-миниатюристы здесь уже в возрасте, они проработали на фабрике всю жизнь и, по сути, сами стали таким же «золотым фондом» России, как и шкатулки.

Мастера хранят традиции художников эпохи Возрождения, а технология создания изделий не меняется столетиями. За год предприятие выпускает не меньше тысячи изделий. Сейчас здесь работает примерно 60 человек, большинство из них – художники. При этом фабрика – это не только производство, но и целый комплекс. На самой фабрике есть выставочный зал, где собраны лучшие образцы её изделий за многие годы. По соседству, в Федоскинском художественно-промышленном училище, старинным традициям обучается до 15 человек на курсе, и второго подобного учебного учреждения в России нет. А прямо напротив здания фабрики располагается замечательный музей народных художественных промыслов, куда с экскурсиями постоянно приезжают туристы. В нём можно познакомиться как с уникальными образцами шкатулок, так и с историей основавшей эти промыслы династии. Тут периодически проходят привлекающие туристов мастер-классы по росписи и русские народные гуляния – такие, как, например, Масленица.   

Но бедой фабрики, при всей, казалось бы, уникальности и востребованности её продукции стали всеобщая индустриализация – штучным, годами создаваемым изделиям ручной работы становится всё труднее конкурировать со «штамповкой» и контрафактом. Это кажется невероятным, но, как утверждают на фабрике, почти всё, что продается под видом знаменитых федоскинских шкатулок в дорогих столичных отелях, сувенирных магазинах, аэропортах и многих других туристических местах России — подделка, изготовленная не на самой Федоскинской фабрике! Местом продажи фальсифицированной продукции, по словам нынешнего директора фабрики Алексея Аверьянова, стали даже элитные московские магазины типа ГУМа и ЦУМа.

«Я пришел в руководство фабрики несколько месяцев назад практически как антикризисный управляющий, а прежнее её руководство, к сожалению, много лет не занималось этой проблемой, пустило ситуацию самотек. В итоге ниша заполнилась контрафактом, с которым до этого никто не боролся», – говорит он. Главной задачей фабрики Алексей Аверьянов сегодня видит борьбу с подделками.

«Ситуация неприятная: не то, чтобы контрафакт продавали дешевле нашего — его продают так же дорого, и люди покупают шкатулки, будучи убеждены в том, что «дорогое — значит оригинальное». Но к нам нередко обращаются достаточно серьёзные, обеспеченные клиенты, которые, увидев, как выглядят настоящие работы, понимают, что купленные ими до этого шкатулки – на деле, совсем не федоскинские. Качество абсолютно другое, а покупали недёшево. В итоге невероятный вред наносится репутации и нашей фабрики, и старинных русских промыслов в целом, получается профанация», –убеждён Алексей Аверьянов.

Как он утверждает, контрафактные сувениры изготавливают в Подмосковье. Чаще всего, просто наклеиваются трафареты с русскими народными сюжетами и лакируются сверху – вместо ручной росписи мастерами. При покупке провести экспертизу обычный покупатель, как правило, не может, чем и пользуются те, кто, по мнению руководителя фабрики, имеет с этого большой куш.

«Сувенирные магазины закупают фальшивую продукцию на Измайловском рынке за копейки, а потом продают её по ценам, как за оригинал, при том, что цены стартуют от тысячи и доходят до 300 тысяч рублей. Разницу же получают продавцы, и в этом заключается ответ на вопрос о том, почему сувениры для продажи туристам они не закупают на нашей фабрике. Наша отпускная цена по определению не может быть низкой: каждая шкатулка создается, как минимум, несколько месяцев, и всё это время мастера получают зарплату, есть неизбежные расходы на содержание предприятия и многое другое. А штамповщики шкатулок из Подмосковья, места изготовления которых я знаю наперечёт, таких расходов не несут. Не платят они и за право использования авторских художественных сюжетов на шкатулках, а ведь каждый из них имеет вполне конкретного автора, и, по закону, они должны платить отчисления с продаж либо самим авторам, либо их наследникам, либо фабрике, которая является правообладателем большинства рисунков», – рассказывает Алексей.

Есть лишь два места, где сегодня продают настоящие федоскинские сувениры – это магазин при самой фабрике и магазин в Новом Иерусалиме. В остальных точках продаж — подделки и плагиат, утверждает директор. При этом главным отличием подделки от оригинала является фирменное клеймо фабрики, которое должно стоять на крышке каждой шкатулки, но на контрафактных сувенирах, как правило, не стоит, ведь подделка клейма – уже откровенно уголовное преступление, а так… «не подкопаться».

Поймать за руку фальсификаторов, тем не менее, можно без особого труда, считает Алексей Аверьянов: все магазины, продающие контрафакт, на виду, а места производства подделок можно легко вычислить. Тем не менее, многочисленные обращения руководства фабрики в полицию и другие регулирующие органы с указанием перечня конкретных контрафактных организаций и мест их нахождения почему-то никто не пускает в дело. Ни одно уголовное дело по этим обращениям не заведено – нет желающих, судя по всему, в этой проблеме разбираться.

В частности, руководство фабрики не раз обращалось в Главное управление МВД России по Центральному административному округу, по Северному административному округу города Москвы и в Мытищинское управление МВД с претензиями в адрес торговых точек и интернет-магазинов «Наследие», «Ай, Матрёшки», «Русь Великая», «Золотой Грааль», продающих контрафакт. Но ни одно из них не дало результата.

В Управление внутренних дел по Центральному административному округу Главного управления МВД России по городу Москве, в частности, руководством фабрики ещё 29 октября 2019 года было направлено заявление в отношении владельцев магазина «Ай, Матрёшки» – по «факту возможных противоправных действий». В итоге 16 декабря 2019 года Аверьянову пришёл ответ: заявление рассмотрено отделом экономической безопасности и противодействия коррупции этого управления и по подследственности направлено «для рассмотрения и принятия процессуального решения» в отдел МВД России по Басманному району города Москвы. Прошло почти три месяца, продажа подделок как шла, так и ведётся, а дело, похоже, так никто и не пытался расследовать.

Другой пример –  с магазином «Золотой Грааль». На заявление руководства фабрики в его отношении, отправленное в Управление внутренних дел по Северному административному округу МВД России по городу Москве 28 октября 2019 года, пришёл ответ, из которого следует, что, по результатам рассмотрения обращения, отделом экономической безопасности и противодействия коррупции этого УВД принято решение: направить материалы в УВД по Северо-Восточному административному округу ГУ МВД РФ по Москве. Итог тот же самый – прошло почти пять месяцев, а шкатулки как продавались, так и продаются, меры не предприняты.

Страдает от такого бездействия полиции и равнодушия государственных органов не только Федоскино, но и ряд других предприятий художественно-народных промыслов в России, чья сувенирная продукция популярна у туристов. Они тоже пытаются бороться с фальсификацией, нарушением авторских прав и подделкой товарных знаков, хотя, казалось бы, это, скорее, должно быть заботой государства, Министерства культуры Российской Федерации. Кто, как не министерство, должен стоять на страже золотого культурного фонда страны? Помощи, однако, от органов власти никакой, вздыхают на фабрике.

Проблема очень актуальна для предприятия, финансовое положение которое – довольно тяжёлое, и фабрика остро нуждается в материальной поддержке государства. Казалось бы, федоскинская лаковая миниатюра, один из известнейших видов российских народных промыслов, должна развиваться под патронатом государства и даже с его дотациями. Но, увы…

В 2017 году фабрика, около ста лет после революции существовавшая как госпредприятие, была преобразована в акционерное общество со 100-процентным государственным участием. В том же году президент России поручил правительству «разработать и утвердить план мероприятий, направленных на сохранение и развитие народных промыслов». Это поручение в правительстве поняли, судя по всему, как сигнал к приватизации и поиску инвестора на стороне: после акционирования фабрики её дважды выставляли на аукцион и пытались продать частным инвесторам по стартовой цене в 126 миллионов рублей. Попытки эти не увенчались успехом, поскольку условием покупки предполагались ещё и дополнительные затраты на ежегодное содержание штата мастеров и погашение задолженности фабрики в размере 15 миллионов рублей. В итоге, сегодня предприятие в больших убытках, а уникальное народное ремесло – под риском исчезновения. Фабрика вынуждена в одиночку бороться с тяжёлой экономической ситуацией, в которой оказалась.

Непонятно главное: почему государство российское предпочитает отдавать в частные руки такие уникальные промыслы, как гжельский фарфор, павлопосадские платки, жостовские подносы, дымковская игрушка, городецкая роспись и многое другое, чем гордится российская культура? Большинство из них сегодня приватизировано, это уже не государственная собственность. Запрет на перепрофилирование предприятий при их приватизации формально обозначается, но закрыть фабрики, попади они в нашем сегодняшнем нестабильном мире в убыточную ситуацию, новые хозяева вполне могут.   

Федоскино же пока, кажется, единственная фабрика, ещё не перешедшая в частные руки, и она может быть спасена, если правительство не просто останется её главным акционером, но и окажет ему реальную поддержку. Как минимум, поможет в противодействии фальсификаторам.

В идеале, подобные промыслы нуждаются в передаче под патронат ЮНЕСКО и других всемирных культурных организаций. Это предотвратило бы любые манипуляции с их акциями.

Гульчачак Ханнанова

Алина Галимова

Добавить комментарий


подписаться на новости

Нажимая на кнопку «Подписаться», Вы даете свое согласие на обработку личной информации.
Вести туризм © 2011 - 2019
All rights reserved