images/2022/Nov2022/19/DSC_7514.jpg

Народ – это не о количестве

19 ноября 2022 08:29:17
Это когда внуки – к бабушкам, а те когда-то – к бабушкам бабушек… Размышления из эрзянской деревни в Мордовии после рюмки самогона с огурцом домашнего засола.
Константин Исааков

Из чего складывается довольно заболтанное, затёртое, признаемся, по нынешним временам, понятие народ? Уж точно не из лозунгов и речей.

И, будем честны, забалтывающие этот народ с экранов телевизоров народные кумиры (чаще всего, самоназванные и самозванные) тоже к нему, к народу, ну никакого отношения не имеют.

А вот деревенская бабушка, знающая и помнящая нечто, рассказанное ей некогда её бабушкой… а вот внук (пусть даже внук условный – просто по годам во внуки ей годящийся), который к ней приехал, может быть, даже из большого города, а то и из столицы – приехал с интересом разузнать это самое нечто, ведомое только ей, этой бабушке и узнанное некогда от её бабушки – вот они-то все имеют самое непосредственное отношение к понятию народ. Они и есть народ.

Выходит, есть память – есть и народ. Память о том, что когда-то носили или готовили, или рисовали, или плясали, или выпиливали, или вылепливали эти самые бабушки (или дедушки). Есть память, есть традиция, есть желание о ней узнать, а может, и её воссоздать, – есть и народ. Ну, а нету, так и нету - его, народа... сколько бы человек себя к нему ни причисляло.

Народ – это не о количестве. Народ - это качество. Качество связей, взаимоотношений: во времени, не побоюсь этого слова, в эпохах.

Что, кстати, вовсе не исключает новомодности означенного внука (или внучки). Можно быть самым что ни на есть стильным и современным. И при этом помнить и любить это самое нечто бабушкино. Не застревать в прошлом, не фетишировать его (оставим эти «маленькие хитрости» ушлым политикам). А просто помнить и любить это прошлое, перенося его частичку в настоящее.

Стало быть, если эта цепочка: внучка (или внук) – бабушка (родная или неродная, неважно) – бабушкина бабушка и так далее, значит есть и народ.

Даже такой вот маленький народ эрзя, что живёт в Мордовии. Он есть! Хоть это и всего-то около 57 тысяч. Убедился я в этом, съездив в Подлесную Тавлу (по-эрзянски Вирь Тавлу), деревню эрзя неподалёку от Саранска.

По каким таким признакам?

Ну, хотя бы потому, что существует здесь по сей день созданная ещё в 70-х годах прошлого века сподвижником Николаем Мастиным экспериментальная деревенская художественная школа, где по-прежнему учат детей ремеслам, исконным для народа эрзя. Учат не только местных, деревенских, но из города сюда деток привозят родители: они же эрзяне, а эрзянину негоже быть неумехой.

Лидия Ивановна тут тоже давно, с 80-х. Она учит детей искусству керамики. Её авторскими работами, игрушками, слепленными по сюжетам эрзянских народных преданий и дохристианских верований, просто залюбуешься! «Ну, это не мои – много и детских работ», – тут же поправляет она. А я думаю, это ведь здорово, что я запутался: где детское, а где взрослое… дети-то, значит, правильно обучились.

Учит лепке, для которой используют, в основном, местную глину. Лепить эти расчудесные фигурки здесь учат девочек. В основном. Так уж сложилось. От бабушек.

А у мальчишек – другое, совсем уж исконное эрзянское ремесло: резьба по дереву. Вот такую красоту тут и сто, и триста лет назад вырезали. И сейчас вырезают мальчишки.

Говорят, лучше всего режется липа – мягкая у этого дерева плоть. Но с ней надо осторожно. И не только потому, что резцы - очень острые (так надо).

Отрежешь от заготовки даже чуть лишнего, а назад уже не возвратить, новую надо брать заготовку. Поэтому будущее своё изделие  мастер с самого начала держит в голове. Чтобы от идеи не отступить.

Всё это нам поясняет Евгений. Он сейчас проводит для нас, гостей, мастер-класс.

Евгений – он как раз из тех самых деревенских «бывших мальчишек»: вырос в Тавле. Тоже ведь когда-то, лет в 7, робко взял впервые в руки резец. А теперь вот учительствует. Нам,  пришлым, резцами всерьёз поработать, однако, не доверил. И правильно. Нельзя без сноровки. Некоторые коллеги, правда, попробовали пару стружек с брусочка снять. Но сразу и сказали: дело-то и впрямь непростое, тонкое.

Но доверил коням хвосты крутить... и гривы тоже. Я сам скрутил из липовой соломки. А потом кончики обрезал. И потому лошадка, которую я с собой увёз на память, немножко и моя, моими руками сделанная - по-эрзянски.

А вот свадебную церемонию нашей компании воспроизвести доверили. С песнями и плясками (да нет, мы, честно скажу, только пытались подпевать, заучив одно-два эрзянских слова).

И свадьба-то была почти как настоящая. С ритуалами и шутками-прибаутками. С, да-да, выпивкой и закусками.

Хотя вообще-то всё это было, сами понимаете, понарошку. Но очень уж весело и в радостно. И просто красиво.

И тут дело вовсе не во вкуснющих выпивке-закуске - уж не осудите.

Дело в народе. В маленьком, но живом, настоящем, а вовсе не вымирающем эрзянском народе.

Поучиться бы у него иным большим народам.

Константин Исааков

Фото автора.

-0-

КИ

Добавить комментарий


подписаться на новости

Пожалуйста, включите javascript для отправки этой формы

Вести туризм © 2011 - 2022 All rights reserved
Используемые на сайте фотографии взяты из открытых источников