images/2022/Julay2022/24/DSC_5472.jpg
На Ангаре

Иркутск плюс/ минус Байкал

24 июля 2022 11:04:38
Размышления у байкальских «ворот».
Константин Исааков

Давно мечтал попасть на Байкал. Озёра видал всякие-разные: от самых большущих (вырос на Каспии) до самых распрекрасных (финских, швейцарских, канадских и даже самое потрясающее, по мне озеро Блед в Словении). А вот на Байкал никак не попадал. И ведь все говорили: он особенный.

И тут меня приглашают в Иркутск, на финал одного из направлений (молодёжного) Всероссийского конкурса «Мастера гостеприимства» в рамках президентской платформы «Россия – страна возможностей».

Сам конкурс оказался событием весьма увлекательным – особенно в его молодежном «исполнении»: прочитать о нём можно здесь

Но ведь Иркутск – это ещё и одни из ворот Байкала! Западные… или юго-западные…

Жемчужина в раковине с немытой посудой

Внутренне приготовился словить восхищение (обожаю эту эмоцию), когда наш микроавтобус, не без труда осилив давно не тронутую рукой ремонтника дорогу, подъехал-таки к голубой байкальской глади – в Листвянку. И вскоре, да, восхитился: бесконечной водной гладью в обрамлении пышной зелёной «шевелюры», роскошной панорамой со смотровой площадки, куда, к камню Черского, нас доставил подъёмник.

А потом и прогулкой на теплоходике «Иван Бабушкин».

Практически всё это было, бесспорно, исключительно великолепным природным творением.

«Но вот всё, что вы делаете руками…» Помните старый анекдот про японского туриста, который на каждом новом нашем объекте повторял одно и то же: «Дети у вас хорошие…»? (продолжение реплики см. выше)

Увы, всё или почти все, что здесь сделано руками человеческими, удручает. На мой взгляд, это стыдно показывать туристам – что зарубежным, уж точно, но, по-хорошему, и отечественным, хотя они и не такое видели. Да фотографировать особенно не хотелось... так, чуть-чуть...

Застройку Листвянки, которая, по сути, и является реальными воротами Байкала, даже хаотической не назовёшь. Она убого-бестолковая. Кто где урвал землицы (неведомо… или, наоборот, ведомо, какими способами), тот там и поставил своё строеньице – как правило, уродливое и торгующее чем угодно, но только не местной продукцией – той, которой богато само озеро и близлежащие леса. А вот узбекский плов – это пожалуйста. Или кавказский шашлык. Ну, а всякие там манты, хингали… Простите, где я?

Допускаю, что в какой-то из этих кричаще убогих лачуг или в одном из парочки пафосных отелей вам предложат какого-нибудь сига или изюбра. Но пускаться в поиски как-то не тянуло, а вывески на виду - только упомянутой пловно-кебабной тематики. Муниципального хозяина у территории, похоже, попросту нет. Архитектурный ансамбль? Концепция застройки? Туристический кластер? Таких слов тут, в Листвянке, судя по всему, не слышали. И очень это грустно. Выглядит с этих позиций наш с вами Байкал жемчужиной в раковине с немытой посудой.

Словом, озеро наверняка в целом прекрасно (я-то увидел всего только кусочек), но… «то, что вы делаете руками»…  

Есть в Листвянке, правда, рыночек – такой вполне себе сельский, где можно-таки купить местную копчёную рыбу, всякие полезные травы, в том числе знаменитую саган дайля – спасибо матушке-природе. Ну, хорошо хоть не на улице торгуют…

В общем, я очень надеюсь, полноценное свидание с Байкалом у меня ещё впереди.

От декабристов до Колчака

О самом Иркутске разные люди мне говорили разное. Кто-то сказал: да ничего особенного. Кто-то: милый, мол, городок со следами купеческого прошлого.

Купеческое прошлое действительно тут налицо: деревянные домики с красивыми наличниками… и облезлыми стенами… и с покосившимися ступенями. Любоваться без тоски и жалости всем этим как-то не получалось.

Но если прогуляться по самому центру (нет, не по 130-му кварталу – популярному здесь месту тусовок с магазинами и ресторанами – он вполне «среднеарифметический»), а по набережной Ангары, к памятнику основателю города – казаку Якову Похабову, мимо стройных храмов, среди которых есть и особенно запоминающийся – украшенный замечательными наружными фресками, то город покажется действительно симпатичным.

Правда, и здесь, в центре Иркутска, налицо эклектичность застройки: беда всех российских областных центров. А ведь в городе наверняка существует реальный главный архитектор.

Гуляя по улицам, мы с коллегами обсуждали очевидную мысль: знают ли что-нибудь об Иркутске (кроме того, что это одни из «ворот Байкала») те же москвичи, питерцы? Сошлись на том, что совершенно точно: не знают. Ничего. Что в городе, например, есть интереснейший дом-музей декабриста Сергея Трубецкого.

Визит сюда меня особенно порадовал. Личность князя Трубецкого мне очень дорога: недавно показал публике в московском клубе «Китайский лётчик Джао Да» свою литературно-музыкальную композицию по роману Булата Окуджавы «Путешествие дилетантов», главный герой которой князь Сергей Мятлев, судя по всему, во многом «списан» автором с Трубецкого. В музее красивые, идентичные и очень ностальгические эпохе интерьеры, трогательные портреты хозяев и, главное, редкие документы, рассказывающие о просветительской деятельности ссыльных декабристов в этих краях.

Кто знает, каким был бы Иркутск, если бы не сослали сюда в те давние времена самых ярких интеллектуалов России? Поверьте, по такой экспозиции полезно было бы побродить не только заезжим журналистам (филологам и историкам), но и детям, школьникам, причём не одним лишь местным… Много ли они сегодня знают о вольнолюбивой русской аристократии XIX века? Ау, туроператоры!

Хорошо бы крупным российским туркомпаниям познакомиться и  с ещё одной страничкой здешней истории. Это (после каторги) тюрьма. Точнее, СИЗО. Ещё точнее, музей в СИЗО. При подходе к нему висит такой плакат.

Насчёт работы здесь я вряд ли что-то посоветую. А вот заглянуть в эти стены (ненадолго, конечно) очень даже стоит. Хотя бы потому, что здесь провёл свои последние дни адмирал Александр Васильевич Колчак. Человек, которого если и знает нынче средний не слишком просвещённый россиянин (по телефильму), то как белогвардейского военачальника, объявившего себя Верховным правителем России. А ведь это был ещё и серьёзный учёный, путешественник!

Вот его небольшая камера. Недалеко от неё, за пределами тюрьмы, адмирал и был расстрелян, а тело сброшено в воду.

Говорят, тут проездом «пересиживал» и Феликс Дзержинский, но сия кровавая личность мне гораздо менее интересна. 

Знаете, я ожидал встретить в СИЗО тюремщиков, а увидел музейщиков: от здешнего гида до главного тюремного начальства. Никакого «звериного оскала» – старинные пыточные инструменты нам показывали (хотел написать: демонстрировали, но нет, «практики» не случилось), как бы извиняясь – да, такое вот печальное, жестокое прошлое. Но пиетет к отечественной истории во всех, как и подобает, её проявлениях приятно удивил.

Но… если об истории, о пиетете, любви к ней, то пожалуйте на Иркутскую загородную свалку!

И вновь необычный музей

Очень люблю творческих сумасшедших – это мои люди! Их выдаёт блеск в глазах и лёгкое придыхание, с которым они рассказывают о своих творениях. С такими людьми я сталкивался в Иркутске, что приятно, не единожды. И это вселяет-таки оптимизм: есть, надеюсь, у города туристическое будущее.

Александр Расторгуев создал Музей на свалке. Его тут все так и называют: Музей на свалке. На самом деле, это гигантская территория, по которой разбросаны, будто уснув в разгар сражения, танки, бронемашины, другая военная техника – как времён Великой Отечественной,  так и из неких, порой неведомых мне (не моё зрелище) зарубежных блокбастеров, фэнтэзи, схваток цивилизаций, исторических сюжетов.

Александр – фанат всего, что связанно с оружием, битвами, противостоянием Добра и Зла. Ежегодно он устраивает на этой территории грандиозные исторические реконструкции – от Бородина до Курской битвы. Битвы тут бушуют просто грандиозные. Не полностью разделяя это его увлечение (я вообще-то убеждённый пацифист), тем не менее, восхищаюсь той страстью, теми умениями – в том числе и умением собрать вокруг себя соратников, которые он вложил в свой необыкновенный музей.

В огромных музейных ангарах – продолжение экспозиции: не менее уникальные и в необозримом количестве экспонаты: от тех же военных до бытовых.

Прошлое – оно ведь не совсем прошло, если осталось в предметах и артефактах.

Порой даже живых.

И ведь всё это – до самых недавних пор – собиралось в Иркутской свалке, которой Росторгуев заведовал. Либо создавалось из материалов, там же отобранных. Теперь уже нет – только у друзей и партнёров. Почему я говорю о свалке как таковой в прошедшем времени? Да потому, что её у Расторгуева недавно решением городских властей отобрали: он больше ею не заведует. И, естественно, не имеет доступа к её бесценным, как он убеждён, богатствам, которые, в результате, будут попросту уничтожены. Причём уничтожены самым варварским, привычным для большинства отечественных свалок способом. К слову, Александр, поездив по разным странам и изучив чужой опыт, создал собственную систему утилизации бытовых и иных отходов, адаптированную к местным климатическим условиям, и уже собрался строить здесь современный мусороперерабатывающий завод. Но и этого не случится. Потому что решено было Иркутскую свалку попросту закрыть, а её объёмы и функции передать соседней, Ангарской.

Да, непростой это бизнес – мусорный. Много в нём «интересантов».

Но Александр Росторгуев остался-таки директором своего замечательного Музея на свалке. И общение с ним – в этом его качестве – признаюсь, вдохновляет: Расторгуев может рассказать экскурсантам практически о каждом своём экспонате – ведь много здесь сделало или восстановлено его со товарищи руками. 

«Вы и это умеете?» – то и дело спрашивали его мы. «Погуглил – научился». Ну, и, конечно, готовит он новые исторические реконструкции.

Ау, туроператоры! В Иркутске есть очень необычные музеи. А главное, люди.

Надежда на творцов

К творческим сумасшедшим я бы причислил и Никиту Россова – надеюсь, он на меня за это не обидится. Никита – сыровар. Если не от Бога, то уж точно от бабушки. Бабушка тут, в Хомутово, коз пасла, а Никита, поколесив по Европам-Америкам, окончательно сюда в 2018 году переехал и придумал свою ферму «Милаша» – кстати, в честь «одноимённой» козы.

Причем, что интересно, не просто придумал, но и сумел так свой стартап так обставить, «упаковать», что он нарасхват на всяких местных и неместных конференциях, семинарах, симпозиумах, где молодой сыровар делится теперь уже собственными профессиональными секретами. Представьте, даже в ООН как-то выступил!

Ферма в деревне Хомутово получает гранты – и Никита вкладывает их в дело, в развитие. Турист к нему валом валит. Потому что вкусно и недорого. «Такая экскурсия-дегустация непременно должна быть недорогой – чтобы люди семьями приезжали», – считает он. Средняя цена – по 500 рублей с человека. При том, что производство само отнюдь не дешевое: продукты для него закупаются самые качественные.

И ведь люди начали в сырах разбираться! Заказывают, например, кочотту или горгонзолу, камамбер или грана падано. В деревне Хомутово, заметьте. Грюйер из Хомутова - это ведь круто, правда?

Никита, которому вообще-то чуть за 30, очень обаятельный и, я бы сказал, лучезарный. Он легко и артистично ведёт свои дегустации. Сыров нам дал попробовать, наверное, десятка полтора: разных вкусов и разных стран происхождения, некоторые – жареные, иные в миксте: с грибами и кукурузой.  Всё освоил сам! И сам готовит в товарных количествах. 

Вот я и думаю: он тут один такой - творческий? Пожалуй, не один. Есть ведь и Расторгуев... и не только.

Помните, я в начале своего рассказа сетовал, что в Листвянке, на берегу Байкала, кормят разве что азербайджанским кебабом, а не чем-то местным? Так вот, я сейчас порекомендую вам ресторан в Иркутске, где можно насладиться исконно байкальскими озерными закусками и лесными копчёностями, отведать сига на решётке, стейков из косули, оленя, лося, изюбра и других местных лесных зверей. А какие там настойки – из брусники, облепихи, малины… но мне больше всего понравилась кедровуха.

Это «Ресторан охотников» при гостиничном комплексе «Звезда», куда пригласил нас столь же страстный в своём деле и очень профессионально в него погруженный Константин Бушуев, исполнительный директор ABV hotels & restorants.

Накануне, в рамках конкурса «Мастера гостеприимства», мы пообщались с Константином в формате «брейн-шторма». И узнали много интересного – о местном отельном и туристическом бизнесе, его проблемах, надеждах и перспективах.

А надежды, скажу я вам, есть. Эти самые надежды на перспективы. Перспективы иркутских маршрутов, которые будут по-настоящему интересны туристам – и российским, и заезжим.

Связаны лично у меня эти надежды с именами таких людей, как Константин, Александр, Никита.   

Константин Исааков

(Иркутск – Москва)

Фото: Константин Исааков; «Мастера гостеприимства»

-0-

КИ

Добавить комментарий


подписаться на новости

Пожалуйста, включите javascript для отправки этой формы

Вести туризм © 2011 - 2022 All rights reserved
Используемые на сайте фотографии взяты из открытых источников